«Я жалею, что не сделала грудь раньше»: личный опыт мамы двоих детей

0

Когда Бог раздавал красивую грудь, я стояла в очереди за длинными ногами. Последние я таки получила, а вот с бюстом, увы, не повезло. При моем не слишком субтильном телосложении размер груди у меня никогда не превышал А. И это при наличии пышногрудых родственниц! Все поголовно имели не меньше С…

«Я жалею, что не сделала грудь раньше»: личный опыт мамы двоих детей

Сказать по правде, грустила я из-за этого недолго. С внешностью мне в целом повезло, да и на отношения с мужчинами мой скромный объем никак не влиял. Безусловно, я радовалась, когда во время моей первой беременности грудь «доросла» до честного В. В мечтах я уже носила платья с глубокими декольте и бюстгальтеры без пуш-апа. Однако надежды мои растаяли вместе с рождением малыша. Когда грудь увеличилась за пару дней еще на два размера, стало понятно, что свой бюст я потеряла… Да, молока было очень много, и, как, водится чадо предпочитало одну грудь другой. После окончания грудного вскармливания бюст был больше похож на два сдувшихся шарика, причем один из них по объему был гораздо больше другого.

После второй беременности бюст стал выглядеть еще более уныло, хотя, казалось бы, куда уж хуже… Дело в том, что, родив дочку, я начала работать над телом: перестроила питание, стала активно заниматься спортом. В результате я накачала попу-орех, бицепсы и спину а-ля юная Мадонна, но грудь… Жир, который придавал ей хоть какой-то объем, покинул ее безвозвратно. Теперь перед зеркалом я любовалась своей фигурой исключительно в лифчике. Без оного зрелище было так себе: на фоне прокаченного тела грустная грудь.

Конечно, я долго убеждала себя, что все прекрасно! Рядом со мной любимый мужчина, которого все устраивает, мой вес в 39 лет приближен к школьному (56 кг при росте 170 см), да и в целом выгляжу я гораздо моложе. Но хотелось совершенства! Решение я приняла быстро — уже на первой консультации с врачом. Кирилл Владимирович Назоев расположил, успокоил, все подробно объяснил, осталось дело за малым — сдать анализы и приехать на операцию.

Скажу честно, пока ждала результатов диагностики, начиталась на просторах интернета всякого… Несмотря на обилие информации, вопросы желающие задавали в огромном количестве. И, конечно же, ответы на них хотели получить из первых рук у «бывалых». Безусловно, я не претендую на истину в последней инстанции, но постараюсь по шагам описать свой собственный опыт коррекции груди.

Шаг № 1: консультация у психолога

Конечно, я задавалась вопросом, а все ли в порядке с моей самооценкой… Имея в наличии подругу-психолога с большим опытом работы, я решила поинтересоваться у нее о нормальности моего отношения к себе. Скажу честно, ответ получила весьма неожиданный: «Девочка моя, ты взрослая самодостаточная женщина. Если ты хочешь исправить что-то в своей внешности, делаешь это исключительно для себя и это позволит тебе стать еще счастливее, почему бы нет?» Кстати, подруге моей, на минуточку, 50 лет, она очень востребована у мужчин, любит себя и мир вокруг. Но блефаропластику в 45 лет она все же сделала.

Шаг № 2: борьба с волнением

Самый действенный способ — просто приехать на эту операцию и пережить эти волнительные 40 минут подготовки к моменту Х. Скажу честно, я доверяла врачу, поэтому коленки у меня не подгибались и в обмороки до операции я не падала. Когда стало страшно — так это уже на операционном столе. Куча людей в белых халатах, яркие лампы, а тебя раскладывают, как цыпленка, закрепляя руки в запястьях. Вот тут поджилки у меня затряслись. Но не надолго. Воткнули иглу в вену, пустили наркоз — и я вырубилась под песню Юрия Антонова про Абрикосовую улицу…

Шаг № 3: восстановление после операции

Скажу честно, я хорошо переношу боль, любую. Скорее беспокоила неизвестность, а как оно будет. А было так: я очнулась после операции в палате (время пролетело как секунда — уснула и сразу проснулась). И в этот момент я прочувствовала самое неприятное ощущение за все время восстановления — попытавшись вдохнуть, не смогла сделать это полной грудью. Мою грудную клетку будто сдавили бинтами, а сверху положили бетонную плиту. Я быстро приспособилось к этому состоянию, да и длилось оно минут 30−40. Пока была в стационаре, вводили обезболивающее внутривенно. Сказать по правде, соглашалась я на эту экзекуцию на всякий случай — боли не чувствовалось, но мысли «а вдруг ночью появится» все же беспокоили. Для домашнего приема мне также посоветовали препараты, которые я за все время реабилитации приняла дважды — и то больше по причине «на всякий случай».

Шаг № 4: учимся жить с имплантами

Первое время, конечно, вы будете их ощущать. Для того, чтобы с ними полностью сродниться, нужен минимум месяц. Хотя мне уже через пару недель они не причиняли особого дискомфорта. Пока импланты не зафиксированы под мышцей, есть некоторые неудобства при смене положений. Когда после операции я первый раз встала, создалось впечатление, что они попросту «переместились вниз»… Первое время, поднимаясь из горизонтального положения, я придерживала грудь рукой. Сейчас, когда после операции прошло больше трех месяцев, грудь стала полностью своей, родной и «сидит, как влитая».

Шаг № 5: беспокойство по поводу швов

Мамопластика была моей первой хирургической операцией. До этого никаких швов, кроме следа от эпизиотомии, на моем теле и в помине не было. Безусловно, мне думалось, что там, где нарушена целостность кожи, все будет болеть, саднить и очень-очень долго заживать. Увеличение груди в моем случае совмещалось с подтяжкой, а импланты устанавливали через ареолы, шов располагался по их диаметру. За время восстановления я в принципе не почувствовала, что в этом месте меня зашивали. Скорее через месяц, когда область шва начала видоизменяться, края ареол стали иногда саднить. Скажу честно, швы зажили быстро, но неприятные ощущения при прикосновении к соскам беспокоили меня еще месяца два. Сформировавшийся на месте надреза кожи рубец сейчас практически незаметен — зашили меня, конечно, виртуозно! Эту область, безусловно, можно довести до идеала, сделав лазерную шлифовку или татуаж, но я вполне довольна уже имеющимся результатом.

Шаг № 6: оцениваем влияние наркоза

Когда через пару часов после операции я попросила не только пить, но и есть, казалось, что меня пронесло. Обычно после наркоза не хочется ничего… А вот мне хотелось и даже моглось, все съеденное и выпитое усвоилось на раз-два. То, что наркоз все же не прошел для меня бесследно, стало понятно через неделю после операции. Я вернулась на работу и поняла, что мой мозг попросту отказывается думать. Те вещи, на которые я тратила от силы пару часов, требовали от меня целого рабочего дня. В таком анабиозе я прожила еще недели две… Это я к чему: не планируйте операцию перед важными трудовыми подвигами. Не факт, что ваши нервные клетки дадут сбой, но все может быть…

Шаг № 7: привыкаем к компрессионному белью

По мне, так данная спецодежда очень даже удобна. Тот самый эффект сдавливания, который многим девушкам не нравится, мне как раз таки пришелся по вкусу. Грудь отлично поддерживается, все на месте, никуда ничего не съезжает. И даже когда мне разрешили спать без компрессионного белья, я его на ночь надевала. Да и долгое время именно его я предпочитала даже самым удобным бюстгальтерам. Возможно, все дело в модели и фирме-производителе. В любом случае, если выданное вам после операции белье не подошло, ищите другой вариант — его ношение важно для конечного результата.

Шаг № 8: пробуем грудь на ощупь

Извечный вопрос: реально ли отличить на ощупь «искусственную грудь» от настоящей. В первые пару месяцев после операции вполне. В это время мой бюст больше напоминал формы порнодивы — два круглых, упругих мячика (несмотря на то, что мне поставили импланты анатомической формы). Причина такой ненатуральности в отечности груди. У меня она окончательно спала через полтора месяца после операции, а через три месяца грудь заняла свое законное и неизменное местоположение. И вот сейчас я могу уже достоверно заявить: на ощупь грудь сделанная, как упругий бюст молодой девушки, мягкая, но плотная, а форма выглядит очень естественно.

Шаг № 9: приходим в себя после операции

Мне было легко. И, несмотря на это, я бы предпочла пару недель после операции побыть дома, а не ездить на работу. После операции я все время хотела спать и не отказывала себе в этом удовольствие. С трудом я привыкала не поднимать вверх руки, за четыре дня удалось себя выдрессировать. Первое время неприятны любые действия с упором на руки, начиная от необходимости отвинтить крышку до отмывания нагара на сковороде. Больше 2−3 кг поднимать в первый месяц после операции нельзя (мамам маленьких ручных детей следует иметь это в виду!). И уж тем более ни о каком спорте не может быть и речи… Да вам и не захочется, уверяю.

Шаг № 10: возвращаемся к привычной жизни

В среднем через месяц вы уже можете возвращаться к привычным активностям. Скажу честно, я начала это делать гораздо раньше… Так, первый секс случился через пару недель после операции. Да, медленно и печально, но все же. Через три недели я оседлала велотренажер. Через полтора месяца попробовала неспешно поплавать в бассейне — совсем не понравилось, моя грудь еще не была готова к таким нагрузкам. По сути, в полной мере все вернулось на круги своя через пару месяцев после увеличения груди.

«Более 70% женщин, желающих увеличить грудь, приходят к хирургу с этим запросом после родов и завершения периода грудного вскармливания. Вопреки расхожим советам из интернета, восстановить форму молочных желез, используя кремы, физические упражнения или косметологические процедуры, нельзя. Во время лактации грудь претерпевает ряд физиологических изменений: она увеличивается в объеме из-за прихода грудного молока, кожа груди растягивается и из-за выработки молока, и под воздействием силы тяжести. В результате в большинстве случаев бюст после завершения кормления напоминает растянутый чехол, в котором мало наполнителя. Что можно предложить в этом случае? Заполнить недостающий объем с помощью имплантов. Но порой избыток кожи слишком велик и требует использования имплантов очень большого объема. Как результат — мы получаем бюст не пропорционально большой, что и для здоровья не полезно, и с точки зрения эстетики выглядит не слишком привлекательно. Более того, с течением времени такая грудь „сползет“ вниз, провиснет под силой тяжести и из-за своего собственного веса. Самый лучший вариант коррекции молочных желез, который чаще всего и применяется после родов, — совмещение маммопластики и мастопексии, то есть подтяжки груди. Чаще используется периареальный способ установки имплантов — разрез выполняется по краю ареолы. Такие операции нарушают целостность части протоков молочной железы, но на грудному вскармливании в будущем это не сказывается. Швы в этом случае практически незаметны. В сложных ситуациях, когда излишки кожи очень большие, требуется существенная коррекция формы груди, молочная железа практически полностью перекраивается. Как следствие, удаляется значительная часть млечных протоков — удается сохранить от силы 15−20%. Надо понимать, что в будущем это может сказаться на возможности естественного вскармливания. При такой коррекции приходится делать несколько разрезов: под грудью (в области субмаммарной складки) и вертикальный шов (от центра соска вниз). В результате мы получаем так называемый якорный шов, во время заживления он может бросаться в глаза. Однако после реабилитационного периода с ним можно поработать с помощью химического или лазерного пилинга. Если со шлифовками не затягивать, а провести их через пару месяцев после операции, шов будет практически незаметным».

Источник

Оставить комментарий